Виген Акопян: Смертельная наивность: монархический председатель ОБСЕ и позорные итоги демократии на территории бывшего СССР

Деятельность европейских демократических институтов на постсоветском пространстве уже давно трансформировалась из некоего механизма симуляции контроля над электоральными процессами в ресурс

Деятельность «европейских демократических институтов» на постсоветском пространстве уже давно трансформировалась из некоего механизма симуляции контроля над электоральными процессами в ресурс прямого политического влияния, а зачастую и в средство легитимации правящих режимов, традиционно презирающих любую демократию, кроме процедурной. Председательство Казахстана в ОБСЕ увенчало позорное падение авторитета этой организации, отныне не имеющей никакого права выступать с оценками по поводу политических процессов где бы то ни было. А предстоящий в декабре 2010 года саммит ОБСЕ в Астане станет напыщенным и от того еще более позорным свидетельством бесславного заката «демократической» Европы и начала эры недолгого расцвета азиатских нефтегазовых монархий.

БДИПЧ — подразделение ОБСЕ, в которой председательствует классическая монархия, пожизненно руководимая «лидером нации» Нурсултаном Назарбаевым , позволяет себе выступать с критическими оценками демократии и прав человека в другой стране. Этот скандальный политический конфуз — не случайность, а закономерный итог многолетней практики использования Западом внешне независимых структур в ангажированной борьбе за политическое влияние и контроль над энергетическим и транзитным потенциалом постсоветского пространства.

Республики Закавказья, градируемые как страны с «переходной демократией», вне зависимости от европейских оценок, завершили переходный период, закрепив в новых оболочках присущую им политическую культуру и традиции. Суть их заключается в следующем: правящий режим является единоличным хозяином всего экономического потенциала страны и народа. Бюджет страны рассматривается в качестве личного счета, а государственные предприятия — личного бизнеса членов правящей команды. Выборы соответствуют расчетам и планам правящей элиты, а возможные споры решаются в силовом режиме. Правящие режимы на постсоветском пространстве меняются не волей народа, а только более мощной внутренней силой, которая, придя к власти, точно так же оккупирует весь национальный и государственный потенциал. Термин «демократия» в Закавказье в принципе себя изжил и используется сегодня двумя категориями лиц — политическими демагогами и пустозвонами из финансируемых западными спецслужбами общественных организаций.

Главным могильщиком идей демократии в Закавказье стал, пожалуй, тот, кто был «установлен» здесь в качестве ее же маяка — грузинский Данко, несущий живительный огонь общественного плюрализма в массы — Михаил Саакашвили . Сегодня он меньше всех из региональных лидеров рассуждает о демократии, предпочитая тематику «российской оккупации». После разгона митинга оппозиции звуковыми пушками в ноябре 2007 года в Грузии установлена полицейская диктатура, когда одна часть общества (силовики) финансируется и
3095
з-за рубежа и контролирует вторую часть — безработное большинство.

Аналогичная ситуация, по сути дела, сложилась в соседней Армении. Местные политики очень любят рассуждать о том, что уровень демократии в Армении выше, чем в Азербайджане. На деле нет ее в помине ни там, ни там. Электоральные процессы в Армении отличаются от азербайджанских лишь несколько повышенным накалом страстей (исходя из наличия двух и более клановых союзов), однако полностью схожи в главном — в итоге избирается тот, кто нужно, тот, кто контролирует административный и силовой ресурсы. Во всех трех странах региона идет тупое воспроизводство власти, а члены европейских наблюдательных миссий с лицами, озабоченными «низкой демократической культурой», слепо визируют эти выборы своей стёршейся европейской печатью: «нарушения были, но они в целом не сказались на итоговом результате». Ещё бы они сказались на результате, который был известен заранее! Иллюзия европейского присутствия создана, режимы легитимированы и могут продолжать грабить собственный народ, но теперь уже… ПОДПИСАВШИСЬ ПОД ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМИ ПЕРЕД ЗАПАДОМ! Так происходит «легитимное» превращение неполноценных, искусственных, но суверенных «демократий» — в одобренные ОБСЕ марионеточные режимы, чья единственная функция — эффективная оккупация собственной территории и народа — в интересах очередной внешней инстанции.

ОБСЕ исчерпала лимит доверия и как организация, отвечающая за диалог по вопросам безопасности. Катастрофические последствия военного вторжения США в Ирак и Афганистан разрушили всякие иллюзии относительно перспектив безопасности на евразийском континенте. Пока Казахстан с умным видом, делая ляп за ляпом, разбирался в перипетиях карабахского и приднестровского конфликтов, делал вид, что грузино-российский конфликт в целом не влияет на безопасность кавказского региона, последствия американской оккупации Ирака и Афганистана предстали во всем своем ужасающем величии. Однако Ирак и Афганистан каким-то чудесным образом выпали из поля интереса ОБСЕ и ее председателя — Казахстана, несмотря на то, что метастазы, тянущиеся оттуда, объяли полмира и почти дошли до Ташкента и Алма-Аты.

Парадоксально, но за усугубление хаоса и дестабилизации на всем пространстве от Таджикистана до Молдавии, главным образом, придется отвечать России.

Ни США, глобальный проектировщик, создающий и локализующий очаги «контролируемого хаоса», ни Европа, самолётами — при гробовом молчании некогда красноречивых грузинских властей — депортирующая грузин в рамках «Восточного партнерства» и «ассоциации», ни Китай, планомерно расширяющий ареал экономического проникновения — никто из них за постсоветский беспредел отвечать не будет. Локальные взрывы, как это уже произошло в Закавказье, ведут только к одному — отторжению национальными элитами российского фактора, сохраняющего функции полюса притяжения для сопредельных стран и гаранта безопасности периферии.

Неспособность России в одиночку реагировать на все нарастающие вызовы ведет к естественному запросу на новых спонсоров безопасности. Таковыми охотно выступают те силы, которые изначально и подрывают режим безопасности. Пример Грузии в данном случае классический. Задав Грузии вектор конфронтации с Россией, США довели ситуацию до взрыва, а вслед за этим жестко разграничили сферы контроля — Россия получила Абхазию и Южную Осетию, потеряв весомую часть своего влияния на процессы регионального масштаба. Именно поэтому демонстративно активное посредничество президента РФ в урегулировании нагорно-карабахского конфликта — показывает лишь усилие, вынужденную и обреченную активность, в перспективе чреватую для самой Москвы. Ситуация в зоне карабахского конфликта уже давно вышла из под контроля. Ежедневно здесь фиксируются десятки, а то и сотни инцидентов. Оптимистам, говорящим о необходимости укрепления режима прекращения огня, можно ответить лишь одно — режим уже не действует, идет война.

Влияние, которое оказывается на процесс со стороны взаимоисключающих центров силы — США и Европы с одной стороны, Турции и Ирана с другой, а также полярные позиции сторон конфликта — исключают успех российской посреднической миссии. Это и будет признано на саммите в Астане. Вслед за этим будет запущен совершенно другой механизм, технологически апробированный однажды на Балканах. Подрыв ситуации в зоне конфликта, сопровождаемый громкими внутриполитическими скандалами, полностью изменит исходную ситуацию. Есть все основания предполагать, что главными сценаристами «умиротворения» региона выступят США и Турция, а Армения, санкционировавшая долгосрочное военное присутствие России в регионе, станет их главной мишенью.

Еще более тревожная ситуация складывается в Средней Азии. Немыслимая для Европы и характерная скорее для Африки ситуация, когда за несколько дней в одном регионе страны жестоко убивают тысячи и изгоняют десятки тысяч человек одной национальности — становится здесь обыденным событием. Председатель же ОБСЕ — непосредственный сосед этой резни — Казахстан так и не дал внятных оценок событиям в Киргизии, не говоря уже о выработке неких рецептов урегулирования конфликта. Режим в Узбекистане умудрился даже сделать евро-атлантический пиар на «оперативной помощи» жертвам Оша, ненавязчиво, через подконтрольные СМИ, намекая на российский след в произошедших событиях. То же самое происходит в ныне бурлящем Таджикистане. Признавая, что вторжение США в Афганистан стимулировало приток исламистов на территорию страны, в разы увеличило объемы транзита наркотиков, таджикские структуры намекают на то, что дестабилизация ситуации на востоке этой страны стала результатом действий России, усиленно тиражируя информацию о неких участниках этих событий с Северного Кавказа. Как будто профессиональных бандитов на Северном Кавказе обучают в московских вузах, а не в тех медресе, откуда усиленно отзывает свою молодёжь президент Таджикистана.

Трудно поверить, но — дальнейшая судьба Киргизии, ситуация в Таджикистане, во многом уже сделанный геополитический выбор Узбекистана и Туркмении, ситуация в Закавказье, формула урегулирования конфликта на берегу Днестра — всё это тематика предстоящего саммита парализованной ОБСЕ в парализованной Астане, от которого только смертельно наивный может ждать позитивного результата. Однако результаты обсуждений, которые там пройдут, не будут иметь ровным счетом никакого влияния на реальное положение дел и будущее этих регионов. Зависшая в воздухе инициатива президента России о создании Единой системы европейской безопасности так и останется для Запада «интересной инициативой, которую следует внимательно изучить и обсудить» — перед сном и после обеда. Стержневая мысль инициативы — недопустимость обеспечения собственной безопасности за счет безопасности других — понятна и приемлема лишь для тех, за счет кого хотят обеспечить безопасность. Вытеснение России из сырьевой базы Средней Азии, доведение до нуля ее военного потенциала в транзитном коридоре Закавказья и в Черном море, нивелирование политического влияния на Украине и в Белоруссии, сведение на нет ее ядерного потенциала, доступ к сырьевым ресурсам самой России… Вот неполный список задач, лежащих в основе политики европейской и американской безопасности на долгосрочную перспективу. И резня в Киргизии, новая война в Таджикистане, легитимация монархий в Казахстане, Узбекистане и Туркмении, пат в Закавказье, предательство целого народа в Приднестровье — лишь инструменты реализации этой губительной для России «демократической перспективы».

Любая действенная политическая активность России, а не декларации её МИДа, против исполнения этой перспективы — приведут в действие механизмы «демократического» принуждения, «международного» бойкота, активизации всяких БДИПЧ , «гуманитарных» интервенций и прочие известные меры… Но пассивность России перед лицом такой перспективы, тщеславное участие в говорильнях и саммитах — путь в петлю из дестабилизированных «постсоветских демократий», измена своему народу и надеждам всех обращенных к России народов, уже сидящих на её шее.